Январь
Пн   4 11 18 25  
Вт   5 12 19 26  
Ср   6 13 20 27  
Чт   7 14 21 28  
Пт 1 8 15 22 29  
Сб 2 9 16 23 30  
Вс 3 10 17 24 31  






Что важнее в Сочи: бежать либо стрелять?

В прямой постановке вынесенный в заголовок вопросец не имеет права на существование. Биатлон на то и «би», чтоб выявлять сильнейших по сумме 2-ух умений. Не считая того, чрезвычайно почти все зависит от разновидности гонок. Ясно, что в спринте, масс-старте либо преследовании в силу самих правил роль одной из составляющих биатлона выше, иной - ниже.

В Сочи, но, существует множество причин, делающих здешний стадион неповторимым и приметно влияющих на баланс меж стрельбой и бегом исходя из убеждений результата. Побеседовав с тренером женской сборной России Павлом Ростовцевым, членом техкома IBU Вадимом Мелиховым и сервисменом нашей команды Мишей Колосковым, я суммировал их представления и готов перечислить происшествия, без учета которых на олимпийских трассах будет трудно показать максимум возможного.

ВЕТЕР

Время от времени сочинское стрельбище принуждает биатлонных людей ронять в неофициальных беседах: «Этот стадион изготовлен не для нас». Причина - безветрие. Защищенный горами, лесами да к тому же глухой 28-метровой бетонной стенкой, огневой предел вправду тих. Ветру просто неоткуда в один момент налететь и за несколько минут взбаламутить всю гонку, как это было совершенно не так давно в шведском Остерсунде. На нынешней тренировке, правда, флажки приметно, хотя не убийственно, шевелились. И эта было самое мощное движение воздушных масс за все четыре визита российской команды на «Лауру».

Но даже ежели ветер дует, он тут постоянно однонаправленный, стабильный, читаемый, без вихрей и резких порывов. Его просто учесть при изготовке к стрельбе.

Что все-таки, спрашивается, в этом отвратительного? Ровненьким счетом ничего, ежели говорить обо всех участниках биатлонного турнира. Но о ком бы мы ни говорили, все равно в уме держим наших. И осознаем: при порывистом ветре преимущество имеют те, у кого лучше стрелковая школа. Другими словами такие биатлеты, как австриец Кристофф Зуманн либо германка Лаура Дольмайер. Также большая часть россиян.

Во-1-х, отличному стрелку проще совладать с помехой в виде ветра. Во-2-х, есть возможность, что хоть кого-либо из мощных бегунов вроде Домрачевой либо Мартена Фуркада шальные вихри вынудят «застрелиться». А означает, у метких, но не сильно бегущих, возникает шанс. В конце концов им может просто повезти, ежели стрелять придется в затишье. В той мутной воде, которую безизбежно порождает ветер на стрельбище, возможность выловить медального карася у метких выше.

ПОДХОД

Участок трассы перед сочинским стрельбищем еще больше упрощает судьбу неуверенных в для себя стрелков. Поначалу следует крутой, но полностью безопасный спуск. Потом - чуток ли не 300-метровый отрезок гладкой, ровненькой, широкой лыжной дороги. На данной дистанции есть шанс отдохнуть, продышаться и придти на предел с хорошим пульсом.

Значение его, кстати, не фиксированное. Ежели у Яны Романовой рабочий пульс во время бега - 178 ударов в минутку, а у Ольги Зайцевой - 180, это совсем не означает, как будто стрелять они должны на пульсе 170 и ни ударом меньше. Основное - внутренние чувства спортсмена, его физиологический удобство. В очах не обязано быть пелены, а в ногах - тремора.

Но ежели все успеют продышаться не будет ветра, как сделать так, чтоб «ихние» мазали, а наши попадали? Вариантов здесь незначительно. Какой-то из них - «натягивать резину», другими словами специально ускоряться на участке перед стрельбой, нервируя других и создавая для себя отрыв. Вот лишь мероприятие это очень рискованное, пригодное только для безвыходных ситуаций. Ясно, что загнать себя при помощи «резины» можно так же просто, как и конкурента. Не говоря уже про нервишки.

Как доказательство - замеры, которые делали российские тренеры в отношении фаворитов мирового биатлона. Они все на сочинском шаге Кубка мира проходили предрубежный отрезок с различием в 1-2 секунды. Никто из трико не выпрыгивал, квадратных глаз не делал, не улюлюкал не ускакивал галопом стрелять на рваном вдохе.

ПРОФИЛЬ

Безупречный рецепт фуррора - идеальная стрельба при неплохом ходе либо отменная стрельба при идеальном ходе. Достичь которого без психологии в Сочи не получится. Вспомним мартовских Слепцову и Лапшина, которым пригодилась докторская помощь. Обоим было плохо. Чрезвычайно плохо. Не от промахов, а от того, что их организмы отказались принимать насилие над собой.

Причина - рельеф трассы, не предусматривающий мест для отдыха. Нижняя точка всего комплекса - 1380 метров над уровнем моря, верхняя - 1499. Перепад высот в различных гонках составляет от 60 до 80 метров. К тому же терраса, в которую втиснута лыжная дорога, имеет маленькую площадь, из-за чего же трасса очень зигзагообразна. Ежели рвануть со старта и нахлебаться, передышки не дождешься. Означает, придется распределять силы рассудком, а не рвущимся в бой сердечком, и блюсти себя на горках ради все той же стрельбы. Задохнувшийся гонщик на рубеже в силу малой эффективности представляет собой картину ничтожную.

Кстати, биатлонные трассы в Сочи труднее лыжных. И это не субъективное мировоззрение. Некие участки биатлонных дорог просто не прошли бы сертификацию в Интернациональной лыжной федерации, так как требования FIS в этом плане наиболее щадящие.

СОЛНЦЕ

Если б гонки проходили деньком, светило оказывало бы на их заметное влияние. Соединено это как с различным обогревом теневых и солнечных участков снега, так и с колоритными слепящими бликами. А еще - с тенями. Ростовцев отдал мне заглянуть в тренерскую оптическую трубу и откомментировал картину. Темная часть мишени утоплена вовнутрь поглубже «молока». Соответственно, белоснежная часть отбрасывает на темный кружок тень, которая соединяется с ним и меняет его форму. Биатлонист в итоге целится не в круг, а в эллипс. А оно биатлонисту нужно?

Но гонки в Сочи будут начинаться в 18, 18.30 и 19 часов. Стало быть, солнце воздействует на ситуацию по другому. Дело в том, что к середине февраля день станет длиннее чем на данный момент. И это означает, что 1-ые стартовые номера уйдут на дистанцию ранешным вечерком, крайние - практически ночкой. Последствий - целый веер.

При переходе с плюса на минус по Цельсию может образоваться глянец. Еще есть и туман. Три дня назад, скажем, в 17.15 светило солнце, а в 17.30 на стадион село скопление. Учитывать заблаговременно это нельзя - можно лишь успеть отреагировать. Либо не успеть. Подбор структур и парафинов преобразуется в таковых критериях в ювелирную, чрезвычайно узкую и рискованную работу, намертво привязанную к стартовому номеру спортсмена.

СНЕГ

Он на трассе в основном натуральный. Но не один раз гретый солнцем, ставший зернистым и оттого схожим на искусственный. Снежная подушечка толстая. Но твердая: поначалу были мощные снегопады, позже долгие дождики, а завершилось все, понятно, морозами. Не считая того, перепад температур на трассе, связанный с перепадом высот и пограничным сумеречным временем начала гонок, добивается 4 градусов.

Эти условия не именовать совершенно уж нечеловеческими. Они всего только очень осложняют работу смазчиков, выводя ее в ранг чрезвычайно принципиальной, судьбоносной по влиянию на итог.

Орудие

А вот здесь никаких особенностей. Патроны (климовские «Олимп» и финско-немецкие Lapua для ижевских винтовок, либо лишь Lapua - для германских Anschutz) - обыденные, из издавна отстрелянных элитных партий. Поправка на горы в данном случае не требуется. Винтовку крепят в станок и создают 10 выстрелов. Ежели они все легли как следует, - дыра в мишени лишь одна, малая и аккуратная. Ежели нет - побольше и рваная. Ростовцев показал мне фото в телефоне. Дырки он наших винтовок и патронов - первого типа.

Года три-четыре назад, пожалуй, можно было похимичить и изобрести для Сочи какие-нибудь специальные патроны, не раскрывая, понятно, секрета конкурентам. На данный момент уже поздно. Все, что нам остается, - бежать побыстрее, стрелять пометче. И верить, что краснополянское безветрие все-же не станет для нас таковым уж противником.