Январь
Пн   4 11 18 25  
Вт   5 12 19 26  
Ср   6 13 20 27  
Чт   7 14 21 28  
Пт 1 8 15 22 29  
Сб 2 9 16 23 30  
Вс 3 10 17 24 31  






'Надеюсь, не привыкну к Беларуси'

Сергей Кривец дает Никите Мелкозерову полуторачасовое интервью, в каком ведает о Александре Глебе и Конституции Беларуси, Егоре Филипенко и передаче «Званый ужин», собственной супруге и ее боязни белорусских лифтов, учебе на монтера путей и автобиографии Златана Ибрагимовича, поселке Вертелишки и книжке «50 цветов серого», гневе Виктора Гончаренко и бульдоге-полиглоте, также Уинстоне Черчилле и карагандинском стыде, который не отпускает до этого времени.

Суета, каблучищи, галимый

- Когда ты в крайний раз отрешался от интервью?

- Честно… Не помню. Хотя желание отрешиться возникает нередко.

- Почему?

- Не охото повторяться в десятый раз. Так как, обычно, все интервью подразумевают одни и те же вопросцы с надлежащими ответами.

- Вопросец, который слышал почаще всего за крайние полгода?

- Опосля матчей: «Как оцените игру?»

- Это неотклонимая программа.

- Естественно. Согласен. Вот постоянно и отвечаю на этот вопросец:).

Подступает официантка. Очень-очень вежливо воспринимает заказ. Хочет приятного дня.

- Приятно, естественно.

- Насчет этого. В Беларуси вправду не много приветливых людей. Когда ты входить в ресторан, магазин, еще куда-нибудь, дружелюбия встречается не достаточно. Говоришь «Здравствуйте», а на тебя время от времени глядят так удивительно.

- Нередко с тобой схожее происходит?

- В принципе, каждый день. Заходишь в магазин, проводишь снутри какое-то время и понимаешь, что человек, там работающий, относится к для тебя без подабающего уважения.

- К чему еще ты не можешь привыкнуть опосля возвращения в Беларусь?

- Большая часть женщин у нас прогуливаются на каблуках. Даже в магазин за продуктами. Бедная идет на каблуках и в недлинной юбке. И видно же, что ей неловко на этих каблучищах:). Вообщем, когда я только-только возвратился, было вправду трудно. Опосля Китая все воспринималось по-другому. Ритм жизни, отношение людей, сами люди.

- Ритм жизни?

- В Минске сразу появились какие-то вопросцы, которые требовалось решать. Коммунальные сервисы оплатить, еще что-то сделать. В общем, быстро сообразил, что возвратился на родину:). А в Китае дом - тренировка - дом. Сходил на прогулку в свое наслаждение, отдыхаешь. Доп обязанности появлялись изредка. Там было больше спокойствия. Невзирая на население городка в 10 миллионов. В Минске же людей меньше, а суеты больше:).

- Насчет людей. Чем мы отличаемся от китайцев?

- Нет, ну, от китайцев мы отличаемся на сто процентов:). Наши люди больше времени проводят в для себя. Как пример - даже ежели кто-то выяснит футболиста, эмоции появляются чрезвычайно изредка. В Китае на тебя сразу наваливаются. Идут просьбы о фото. Человек, даже не обладающий английским, пробует для тебя что-то разъяснить. В Минске, бывает, замечаю, что меня узнали. Но люди просто боятся подойти. Время от времени появляются мысли: «Да хорошо уже, понятно же, что узнали - подходите:)». Мне встречи с болельщиками не приносят заморочек. Но в Беларуси они происходят изредка. Когда бываю в Познани, люди выяснят повсевременно. Подступают, требуют автограф. Милиционеры польские всегда замечают:). Пограничники - тоже. Процентов 80 поляков, которые работают на таможне, меня знают. Посреди наших, может, лишь процентов 20. Мы как-то ехали с супругой и общались на данную тему. Говорю: «Сейчас заедем на польскую границу, нас выяснят. Расслабленно пройдем. Все будет быстро. Заедем на белорусскую, никто не узнает».

- Как все закончилось?

- Как раз в тот день меня узнали на нашей границе. Таможенник произнес: «А ты не футболист случаем?» Мне было приятно:).

- Самое необычное, что ты лицезрел в белорусском футболе, опосля возвращения?

- Наверное… Испытал шок от стадиона в Новополоцке. В перерыве идешь в раздевалку и перемешиваешься с прохожими. Не знаю, смеяться либо плакать… Не понимаю.

- Но ты ведь и ранее играл на «Атланте».

- Играл. Но ранее это принимал как-то проще. А на данный момент «Атлант» - самое противное воспоминание о чемпионате Беларуси. Но, в принципе, могу огласить, что уровень футбола - игры - у нас намного выше, чем уровень организации первенства, инфраструктуры, работы телевидения и остального. Я думаю, в Беларуси не форматы проведения чемпионата нужно поменять, тасуя 6 команд на 12, а подтягивать инфраструктуру, делать обертку. Из-за ее отсутствия почти все недооценивают наш футбол… Знаешь, из-за таковых стадионов, как в Новополоцке, складывается воспоминание, как будто у нас галимый футбол.

- Ты не боишься привыкнуть к Беларуси?

- Другими словами дойти того, чтоб считать обычным стадион «Атлант»?

- Да.

- Надеюсь, что этого со мной не случится. Я провел 5 лет за пределами Беларуси, накопил некий опыт. Надеюсь, еще смогу поиграть в Лиге чемпионов либо Лиге Европы. Может, получится опять уехать в наиболее мощный чемпионат. Хотя есть надежда, что в Беларуси что-то поменяется. Нужно же как-то объединяться и продвигать наш околофутбол, который классно развит в той же Польше. Сейчас у нас возник спортивный канал. Надеюсь, из него что-то выжмут.

«Могилевлифтмаш», face control, романтика

- Чего же в Беларуси не соображает твоя жена-иностранка?

- Ей было чрезвычайно трудно сначала. Не знаю, как это объяснить… Она тоже замечала, что люди не такие приветливые, как в Польше. Супруга тогда еще слабо говорила по-русски, поэтому удивлялась, что в магазинах торговцы не пробуют посодействовать. Неподалеку от нашего дома торговый центр «Европа». Патриция нередко туда прогуливалась. Не соображала холодности персонала. Торговец ведь напротив должен проявлять инициативу, пробовать заинтриговать покупателя, создавать для него удобство. Ну и не много кто вокруг знал британский. Что еще… Ей не чрезвычайно понравилось, что в Минске много машин. Просто везде-везде. На тротуарах, в остальных местах. У нас около дома не проехать. Плюс сам дом. В Беларуси постройки, есть чувство, до этого времени получаются в стиле 90-х:).

- Другими словами?

- Для чего делать 5 дверей по дороге от входа в подъезд до лифта? А ежели кто с коляской идет либо с сумками? Это неловко. Патриция, кстати, до этого времени опасается наших лифтов. Вот таковой ужас «Могилевлифтмаша»:). Мы еще живем на 15-м этаже, так что ехать приходится полчаса. У супруги стресс:). Хотя в целом я не могу огласить, что все так плохо. Просто есть вещи, на которые я обращаю внимание. В принципе мы с Патрицией привыкли ко всему, живем, не жалуемся.

- Что у твоей супруги с русским языком?

- Нормально. Стало уже лучше. Она сама передвигается по Минску. С кем-то разговаривает. Супруга у меня чрезвычайно коммуникабельный человек. Даже в Китае без познания языка могла договориться с кем угодно. Ни разу не терялась:). Потому в Минске я за нее вообщем не беспокоюсь. Единственное, тут ей не хватает общения. Патриция любит зайти в магазин и побеседовать с кем-то из встречных. А у нас это не принято. Правда, спустя какое-то время у нее возникли здешние подруги. Разговаривают. Плюс есть контакт с супругами футболистов. Кстати, на данный момент Патриция в Польшу уехала.

- Сбежала от тебя?

- Почему сбежала:)? Все нормально. Просто ей нет смысла здесь посиживать. У нас начинаются сборы. И что ей одной дома делать? Когда заскучает, приедет. Как сборы закончатся, будет жить в Беларуси повсевременно.

- В прошедшем году ты возил свою супругу на сборы «Цзянзу Саинти» в Турцию. Когда мы общались для интервью, Патриция находилась рядом.

- Было дело. Мы не виделись к тому моменту полтора месяца. Направились на две недельки в Турцию. Я решил пригласить супругу. Пришлось, правда, незначительно прятаться:). Поселил ее в отеле, в каком проживала наша команда. Лишь номер заказал в другом крыле. Все. Поведал ей, какое у нас расписание, чтоб не попадаться. Ведь Патрицию в лицо знал основной тренер.

- И что, ни разу не попались?

- Не знаю, может, и попались. Но никто ничего по этому поводу не произнес. Просто очередной игрок нашей команды тоже приехал с супругой. Правда, их сходу раскрыли. Ребята вообщем не шифровались. Тренер позже говорил тому футболисту: «Могли хотя бы попробовать скрывать. А вы в открытую прогуливались по отелю». Мне же претензий никто не предъявлял.

- Романтика.

- Ну да. Прикольно было. Для тебя, кстати, в Турции понравилось работать?

- Писать пришлось много, но опыт неплохой.

- Так и обязано быть. Думаю, людям любопытно читать. А то у нас в стране ранее было так: команда уехала готовиться к сезону, а инфы никакой. Польские журналисты, помню, нередко присутствовали на сборах. Человек по пять-шесть. Репортажи с занятий, интервью, плюс клубное телевидение. Мне кажется, ежели мы желаем завлекать болельщиков, жизнь команд обязана освещаться чуток ли не в режиме online. Нужно к этому стремиться.

- Раз опять вырулили на данную тему, давай продолжим говорить о вопросцах, которые ты слышал чрезвычайно нередко в прошедшем году.

- Когда Гончаренко переехал в Краснодар, стали спрашивать: «Возможно ли, что вы перейдете в 'Кубань'?» Этот вопросец звучал чрезвычайно нередко. Не знал уже иногда, что огласить. Хотелось ответить: «Да, естественно, перейду»:). Люди, наверняка, задумывались, как будто Гончаренко перевезет в Краснодар весь состав БАТЭ. Хотя если б Виктор Михайлович был сербом, может быть, так и случилось.

- Сербы в твоем осознании тянут собственных?

- У их есть таковая государственная изюминка. Ежели у команды сербский тренер, практически на 100 процентов можно быть уверенным в наличии футболистов из числа его сограждан. Не знаю, отлично это либо плохо. У нас схожее происходит чрезвычайно изредка. Ты помнишь белорусского тренера, который бы работал за границей и приглашал в команду собственных?

- Криушенко времен «Сибири».

- Ну да. У него игрались Дима Молош, Гена Близнюк и Егор Филипенко. Игорь Николаевич, наверняка, - единственный тренер, который завлекал сограждан. Может, наши спецы просто боятся претензий в духе: «Чего собственных тянешь?»

- Темы, на которые никогда не станешь разговаривать с журналистами?

- В принципе, на все темы можно разговаривать. Правда, я стараюсь гораздо меньше говорить о личной жизни.

Тумилович, конституция, Вертелишки

- На каком языке вы общаетесь с супругой?

- Дома на польском.

- А думаешь ты на каком?

- На российском.

- Китайский?

- Его никогда не было:). В Китае я общался по-английски. В Польше же выучил язык. На данный момент даже читаю на польском.

- Что?

- Книгу о польском Геннадии Тумиловиче:). Узнаваемый в прошедшем голкипер сказал самые откровенные истории из собственной карьеры. Целая книжка баек. Чрезвычайно любопытно. Всем советую. На данный момент эта книжка - номер один в Польше по продажам. Даже моя супруга с наслаждением читает. Ранее не особо интересовалась спортивными книжками, а здесь начала. Повсевременно смеется. Позже приходит ко мне и спрашивает: «Что, так все и есть?» Один раз возникла и говорит: «Так что, вы всегда пьете на сборах? Вот чем вы, оказывается, занимаетесь»:).

- Другими словами ты в принципе читающий человек?

- Я - да. Люблю читать. На данный момент читаю про польского вратаря. И параллельно «Игру престолов».

- Нравится?

- 1-ые три книжки меня было не оторвать. Но на данный момент читка «Игры престолов» чуток застопорилась.

- Что ты любишь читать?

- Биографии. С огромным наслаждением прочитал «Я - Ибра». На польском, правда. На российский биографию Ибрагимовича, кажется, еще не перевели. Мне чрезвычайно понравилось. Всем советую. Правда, лишь не знаю, где отыскать. В Польше заходишь в магазин - на полках какие хочешь книжки. Все новинки. А у нас они возникают с опозданием.

- Когда ты в крайний раз был в книжном магазине?

- Ежели мне нужна книга на российском, стараюсь отыскать ее в вебе. Скачиваю на iPad. В Польше я прогуливался по книжным магазинам, в Беларуси бывал лишь несколько раз. Да, есть «Игра престолов». Но о новостях речи не идет. Нет «Я - Ибра», допустим. Не так давно, кстати, читал биографию Жозе Моуриньо, так ее тоже не лицезрел в наших книжных магазинах.

- Чьи еще биографии ты читал?

- Начал читать книжку о Роналду. Она выполнена не как автобиография, как рассказ о футболисте со стороны. Не пошло. Неинтересно. Читал автобиографию Надаля. Как раз опосля Ибрагимовича. Не пошло совсем. Надаль - таковой суровый юноша: работа, работа, работа. А автобиография Ибры читается просто. Там чрезвычайно много нетипичных моментов. Надаля в итоге не прочитал. К огорчению.

- Художественная литература?

- Супруга подсовывала «50 цветов серого». Я начал, но почему-либо не прочитал. Любопытно, в принципе, но были книжки, которые меня больше увлекали. А девушкам чрезвычайно нравится.

- А в школе ты читал?

- Пробовал:). В принципе, ничего не запомнилось. Читал «Войну и мир», но не до конца. Осилил два тома, по-моему. Мне трудно читать такие произведения. А! Вспомнил. Я же Акунина практически всего прочел. Чрезвычайно понравилось. Читал нон-стоп.

- В БАТЭ читает Александр Володько. Кто еще?

- Сиваков. Глеб читал.

- Что?

- Конституцию - к экзамену готовился:). Прикольно было. Едет, читает, позже глаза подымает, ведает что-то сам для себя. Трясся, как парень. Подступает Филипенко: «Саня, что ты, блин, трясешься? Да ты это институт можешь для себя приобрести, расслабься:)». А Глеб вправду учил. Молодец. Это похвально. Кто еще у нас читает… Юревич Саня много читает. Его я каждую недельку лицезрел с новейшей книжкой. История там, что-то суровое. Он в команде был самым читающим. А Саня Володько всегда в iPad`e. Мы с ним, когда в сборную вызывались, вкупе жили.

- Самый радостный сосед за время твоей карьеры?

- Наверняка, Егор Филипенко. Хотя, когда мы вдвоем в номере, все расслабленно. У Егора нет публики:). Хотя он может и в номере что-нибудь отчебучить. Помню, мы готовились к некий игре. Я уже спать пошел. А Егор засел что-то глядеть. Кажется, «Званый ужин». Не знаю, до какого времени Филипенко все это смотрел, но так хохотал. На весь номер. Я в некий момент не выдержал: «Егор, завтра, игра. Дай поспать хоть чуть-чуть»:).

- Глеб получает 2-ое высшее образование. А ты тянешься к познаниям?

- Уже нет:). Я оканчивал гродненский аграрный институт по специальности «Экономика и управление на сельхозпредприятиях».

- Другими словами ты ферму можешь открыть?

- В принципе, да:). Я вообщем много что могу. Поеду управлять предприятием в Вертелишки:). Университет… Это уже издавна было. Честно, вышло так: две минутки позора - и диплом. Я много чего же сдавал схожим образом. Времени на учебу особо не было.

Пельмени, мегаспираль, чунь-чуны

- У тебя ведь есть и среднеспециальное образование.

- Да. Оканчивал жд институт. По-моему, я монтер путей. В институте вообщем страшно было. Приходилось посещать лекции:). Меня пригласили в Минск, тут я доучился в девятом классе. Игроков «Локомотива» поступали в жд институт. Нужно же было получать образование. Мы жили в общаге недалеко. Как поворачиваешь на Семашко, 1-ое высочайшее здание. Больница справа, наша общага - слева. На восьмом этаже жили. Были заняты от рассвета до заката, вечерком готовили для себя какие-то пельмени. Забавно, романтика.

- Как развлекались?

- Время от времени прогуливались на дискотеку. Клуб назывался… «Тоннель».

- На Пушкинской?

- Да. Выходили из общаги часов в 10, садились на троллейбус - 10-ку либо 38-й. Гуляли. Дискотека заканчивалась. Шли на остановку напротив, ожидали, когда троллейбусы начнут ходить. А общага не раскрывалась ранее 6 утра. Так что приходилось ожидать еще:).

- Как на это реагировал Анатолий Юревич?

- Гонял нас. Было несладко. Юревичу помогали Гольмак с Кононовым. Мы не так давно виделись и вспоминали, как тренировались в снегу. Поле на стадионе «Локомотив» заносило. Опосля тренировки необходимо было его ровнять, чтоб назавтра работалось комфортно. И вот что выдумали. Брали лестницу. Совсем рядовая массивная древесная лестница. К ней привязывались четыре веревки, в их впрягались игроки и тянули эту штуку по всему полю. Доборная перегрузка. Еще… Знаешь, в старенькых кроватях под матрасом есть такие железные сетки, которые крепятся пружинами?

- Да.

- Ими тоже воспользовались, чтоб разровнять поле. Забавно было.

- Самое сложное упражнение, которое для тебя довелось делать? Так, чтоб рыгать.

- Честно говоря, в прямом смысле я никогда не рыгал. Хотя со почти всеми футболистами это вправду происходило. Крайним из числа тех, кому становилось плохо, я лицезрел Егора Филипенко. В завершившемся сезоне. Гончаренко нас подгонял мало. Было реально трудно. Я тоже задумывался, что мне на данный момент станет плохо. В итоге отошел минут через 10.

- А что вы делали?

- Челноки. 5-10-15-20 метров. И назад.

- Сколько серий?

- Серии три. Вроде ничего такого особенного. Но пошло тяжело. В Китае, помню, трудно было на сборах. Нас вывозили в горы. Тренер прилично гонял. Бегали все, что можно: и спирали, и семь по тыще на время. Запамятовал уже, сколько нам давалось минут. Но переть приходилось прилично. А еще было такое упражнение: рывки 500-1000-1500-2000-1500-1000-500. Таковая мегаспираль. Жесть. Кроссы необходимо было бежать на пульсе 180. Ну, не кросс, а четыре серии бега по восемь минут… Другими словами были у меня томные моменты в карьере:).

- Воспитательные меры Юревича касались тебя?

- Перед тренировкой стабильно посиживали часик. Слушали Анатолия Ивановича. Ко мне он отлично относился. Подфартило. Юревич обожал говорить ребятам: «Ты, как вождь племени чунь чунов». Не знаю, откуда он взял этих «чунь чунов»:). Обращался ко всем: «Сынок». Чрезвычайно обожал чувственные разборы. Раздевалка. Анатолий Иванович заводится и начинает демонстрировать, как следует играться: «Мяч пошел, ножками перебрал-перебрал - и назад». В это время отходит к стенке - и как налетит на нее спиной! Не знаю, специально либо нет. И давай сходу демонстрировать далее: «Атака пошла, ножками перебрал-перебрал - и сыграл на опережении». А среди раздевалки лежала чья-то сумка. Анатолий Иванович так увлекся, демонстрируя игру на опережении, что разогнался и отдал по данной для нас сумке со всей силы:).

- Как ругался Виктор Гончаренко?

- Серьезно:). Михалыч чрезвычайно эмоционален в этом плане. Помню, мы как-то поругались. 1-ый год его самостоятельной работы. Игрались в квадрат. Мяч вышел. Я кричу: «Аут!» Гончаренко: «Играть!» А я продолжаю орать про аут. Слово за слово. Гончаренко не выдержал: «Все! Иди на ##й отсюда!» Ну, все - я и пошел:). Сел около доктора, сижу. Окончили играться в квадрат. Гончаренко: «Че ты сел?!» - «А что мне делать?» - «Иди тренься!»:).

Слон, Помидор, Черчилль

- Как ты отреагировал на решение Александра Федоровича уйти в творческий отпуск?

- Я в октябре вызнал. Может, даже ранее. Естественно, пробовал воздействовать на него. Уговаривал. Но это оказалось бесполезно.

- Лес, в каком живет Александр Владимирович, - гипнотическое место. Оттуда трудно выбраться.

- У него еще суперская собака. Когда Чивас был гораздо меньше, мы брали к Саше в гости нашего французского бульдога Тотти. Собаки носились по данной нам даче с большущим наслаждением.

- А почему французский бульдог?

- Не знаю… Супруга так решила. Ей понравилось. Показала фотку. Мне тоже приглянулась.

- Как ты относишься к йоркширским терьерам и иной собачей мелочи?

- Это мне не нравится. Они такие противные… Вот у меня пес размеренный. Никого не трогает. А эти маленькие чего-то лают, летят на него кусаться. Какие-то одичавшие. Тотти на данный момент тоже в Польше:).

- А с ним вы на каком языке общаетесь?

- По-разному. Тотти - полиглот. Соображает и по-русски, и по-польски:). Кстати, еще про Федоровича. Ранее, лет 5 назад, наверняка, Зеленоватое для футболистов БАТЭ было центром вселенной. Могли собраться чрезвычайно огромным числом. Практически всей командой. В «Слона», помню, игрались:). Приезжали и нефутбольные друзья Саши. Как то-раз мы так игрались в «Слона», что чуток не подрались. Кто-то на кого-либо не так запрыгнул:). Беспощадные были игры. «Квадраты» там забивали еще. Сашина супруга Ольга Владимировна, правда, рыдала от этого.

- Почему?

- Газон же убивался:).

- В собственном интервью Александр Федорович вспоминал тебя. Говорил, что во время полета из Караганды на Сергея Кривца было больно глядеть.

- Мне было постыдно. И до этого времени постыдно. А почему данная тема повсевременно затрагивается?

- Сейчас это таковая же твоя визитка, как и гол «Ювентусу».

- 5 раз - фаворит Беларуси. Один раз - фаворит Польши. Владелец китайского Суперкубка… Стал создателем золотого гола в Польше. И это не считается:)? А пенальти не забил - и все. Хотя я не спорю, виноват.

- Что творится у тебя в голове, когда ты идешь бить пенальти?

- Ну, на установке перед матчем в Караганде было сказано, что пенальти бью я. Встав с газона, направился за мячом. Вообщем, мысли в голове могут быть самые различные. Время от времени сходу настраиваюсь на некий угол. Время от времени, ежели вратарь дергается, ориентируюсь по нему. Но в Караганде… Поставил мяч, разбежался, поглядел на вратаря, а он меня прочел. Ну и пробил я не чрезвычайно удачно… Пенальти - это лотерея. Опосля бил еще пару раз, выходило. И до того все было отлично. Просто неудача, к огорчению, выпала на игру в Казахстане.

- Как ты на нее отреагировал?

- Время еще оставалось. Понятно, я расстроился, но попробовал сконцентрироваться на попытках отыграться. А опосля матча… Ну, естественно, постыдно было. Перед болельщиками, перед партнерами, перед тренерами, перед руководителями. Хотелось просто пропасть куда-нибудь.

- И что ты чувствовал, пока летел в Минск?

- Опосля матча, пока не уехали со стадиона, мы много общались с ребятами. В самолете я оказался наедине с собой. Стало труднее. Правда, ребята все равно подступали. Поддерживали. Серега Помидор - болельщик наш - подошел. Мы переговорили. Он поддержал. Спасибо, кстати, всем, кто в те минутки помогал мне. Так как реально было неприятно вспоминать матч.

- Долго отходил?

- До этого времени отхожу. Время от времени думаю: «Блин, ну, пробей по-другому! Точно бы прошли». Картина стоит перед очами и сейчас.

- Зато на данный момент у тебя мотивации с горкой.

- В принципе, у меня постоянно все было нормально с мотивацией. И на данный момент я тоже чрезвычайно желаю играться. А какие-то личные мотивы… Ну да, они делают доп желание. Все таки на мне лежит ответственность за предыдущую Лигу чемпионов. Охото загладить вину. Буду пробовать сделать это, чтоб у меня осталась лишь одна визитная карточка - «гол 'Ювентусу'»:). Знаешь, это мои победы и поражения, этого уже не изменишь. Я вспоминаю слова Черчилля: «Успех это еще не точка, неудача - еще не конец. Единственное, что имеет значение, - мужество продолжать борьбу!» Я когда-то записал для себя эту цитату.

- Куда?

- В блокнотик:). Ранее записывал понравившиеся цитаты и фразы. Вот мне и вспомнился на данный момент Черчилль.