Январь
Пн   4 11 18 25  
Вт   5 12 19 26  
Ср   6 13 20 27  
Чт   7 14 21 28  
Пт 1 8 15 22 29  
Сб 2 9 16 23 30  
Вс 3 10 17 24 31  






Что им мировые рекорды...

Я следила за Аленой Савченко и Робином Шолковы с трибуны. Вышло так, что я села в первом же ряду, возвышавшемся над уголком «слез и поцелуев», здесь же находилась калитка, выпускающая пары на лед.

В ожидании собственного выхода Алена, поеживаясь в узком, прозрачном платьице, не расставалась с картонным носовым платком. Прислонившись к стенке, и тоже с белеющим в руке платочком, неприкаянно стоял Робин.

«У САВЧЕНКО - БРОНХИТ И БОЛИ В СПИНЕ»

Их лица были какими-то безучастными. Позже из разговора с тренером германской пары Инго Штойером проступили «особенные обстоятельства», не дозволяющие делать далековато идущих выводов из победы над германцами в недлинной програмке.

Савченко и Шолковы промахнулись на флиповом выбросе: Алена приземлилась на две ноги, к тому же с касанием льда рукою.

- У Алены еще вчера вечерком начался мощный бронхит, не считая того, обострились боли в спине, - поведал Штойер. - Их ошибка на флиповом выбросе несущественна, мы в любом случае получили довольно отличные оценки, меня все устраивает, так как Будапешт я рассматриваю просто как часть подготовки к Олимпиаде в Сочи. Из-за заморочек со здоровьем мы акселевый выброс, являющийся наиболее сложным и дорогостоящим исходя из убеждений оценок, делать не стали. Хотя, думаю, если б мы его в таком состоянии все-же сделали, то оценки могли быть еще ниже (под дружный хохот германских журналистов). Вероятнее всего в Будапеште мы вообщем не будем делать этот выброс, оставим его за рамками и случайной программы.

«НИ ОДНОЙ, САМОЙ Маленькой ОШИБКИ!»

Таня и Максим, катавшиеся опосля Алены и Робина, в последующей разминке, где наблюдалось скопление сходу всех 3-х наших пар (при этом и Волосожар/Транькова, и Базарову/Ларионова, и Столбову/Климова тренирует Нина Мозер), незначительно нервничали.

Поражение от германцев в финале Гран-при не прошло бесследно? Но уже приблизительно за минутку до окончания вальса Максим взмахивает рукою: он не стиснул пальцы в кулак, как традиционно делают в схожих вариантах, а, продолжая кружиться с Татьяной, сделал жест, очевидно выпадающий из контекста вальса.

- Да, Максим так радовался, - Нина Мозер подтвердила, что его жестикуляция и по правде не имела дела к вальсу. - В первый раз в этом сезоне мы не сделали ни единой, даже самой маленькой помарки, ранее какая-нибудь мелочь непременно «выползала». Понимаете, у меня в первый раз все три пары катались в одной разминке, и ни одна ни разу не ошиблась ни в чем!

- Мировой рекорд? - практически обычно рассмеялся Максим Траньков. - Это чрезвычайно приятно, но что нам эти рекорды, за их же не поощряют? Мы считаем золотые медали, а не мировые рекорды! Мы опять начали набирать форму, но показываем приблизительно процентов 70 от того, что можем.

- Максим, все на данный момент усиленно худеют: Аделина Сотникова, Воронов. По-моему, чаша сия и вас не миновала.

Татьяна (обнимая Максима, со хохотом): Да, у меня самый стройный партнер.

- Быть может, я кажусь худым на фоне остальных партнеров, - продолжил «этюд в шутливых тонах» Траньков. - Но правда заключается в том, что я поправился на полтора килограмма. Мы живем на данный момент на сборах в Сочи, там так тепло, солнце, о нас хлопочут, вкусно подкармливают, конечно, я поправился. Нам там чрезвычайно нравится, никаких хлопот, все заботы и препядствия мы оставили в Перми, на Украине….

- На Олимпиаде вы планируете кататься в командном турнире лишь в недлинной програмке. Планы не поменялись?

- Нет, ничего не поменялось.