Ноябрь
Пн   2 9 16 23 30
Вт   3 10 17 24  
Ср   4 11 18 25  
Чт   5 12 19 26  
Пт   6 13 20 27  
Сб   7 14 21 28  
Вс 1 8 15 22 29  






'По нашей раздевалке бегали скорпионы'. Как хоккеист из Канады играл в Казахстане

С чего же начать? Повсеместный контроль? Бедность? Коррупция? Могу с уверенностью огласить, что обратно в Казахстан опосля таковых откровений в блоге меня не пустят. Поверьте, я бы не возвратился туда ни за какие средства на свете. Единственной отдушиной посреди фальсификации подписей на контрактах, воровства средств у игроков и десятичасовых занятий на катке, было вагонное купе, которое разделял с еще 3-мя канадцами в протяжении 36-часовых выездов. В конце сезона я либо бы покончил жизнь самоубийством, либо бы меня обвинили в чем либо преступном, чего же я не совершал. Потому я решил вскочить на первого попавшегося верблюда и сбежать из городка, пока была возможность.

Те, кто читал мой блог в осеннюю пору, помнят, что я испытывал во время тренировочного лагеря. Если б тогда я знал то, что знаю на данный момент, то ни за что не остался бы в "Бейбарысе" Атырау. Но все мы сильны задним разумом, и я начал сезон в Западном Казахстане, что в 30 километрах от Каспийского моря. Не думайте, что впереди вас ожидают рассказы о голубой воде и песочных пляжах. Ничего такового вы не прочитаете.

Мой договор крутили в различные стороны с тех пор, как я прибыл в Казахстан и до того дня, когда я решил покинуть эту страну. Нам обещали выплачивать средства в первых числах каждого месяца. Скажем, заработанное за август перечислялось бы 1-го сентября… но ничего такового не было. 17-го числа мы получили только часть средств, а не то, что было обещано. Директор клуба решил, что игроки слабо провели выставочные матчи в Восточном Казахстане и уменьшил наши «бонусы» на 10 процентов. Когда легионеры узнали о существовании этих «бонусов», то были удивлены. Мы не знали, что же все-таки это такое. Как выяснилось, наши оклады состояли из 2-ух частей - 70 процентов выплачивались сначала каждого месяца, а размер оставшихся 30 зависел от решения тренеров и управления. При этом в британских версиях наших контрактов было указано одно число, но ничего не было сказано о разделении 70/30. Когда мы подписывали англоязычную версию соглашения, то были убеждены, что те же условия прописаны в русской, но, разумеется, там было все по другому. Да, иностранцам недоплатили только несколько сотен баксов, но сам факт того, что наши контракты не выполнялись, а менеджмент лгал игрокам, оставил противный осадок.

За размеры заработных плат отвечал директор клуба. Потому что «Бейбарыс» получает средства от страны, то человек, который отвечал за хоккейные операции, ничего не смыслит в хоккее. По сути, он также управлял баскетбольным клубом. Стоит отметить, что на данный момент этот человек находится под следствием по подозрению в незаконной трате наиболее чем 65 миллионов казахских тенге либо около 500 тыщ баксов с 2008 по 2013 годы. В Атырау все знают, что этот человек замешан в суровых денежных делах, и что он крадет средства у баскетбольных и хоккейных клубов. Даже тренеры «Бейбарыса» говорили о том, что директор клуба берет не свое.

Как мне объяснили тренеры, правительство перед началом сезона выделило средства на содержание клуба. Но куда же девались средства, которые отнимались у игроков? У нас не было командных вечеринок, мы сами брали для себя ленту для клюшек. Средства не ворачивались государству. Я только рисую картину. В общем, вы сами додумались.

Ежели коррумпированность их системы недостаточно верно обрисована, я приведу еще несколько примеров. Когда хоккеист подписывает договор, он обязуется делать свои обязанности и приносить пользу команде, за что и получает средства. Я никогда не слышал о том, что игроки платили бы тренерам за то, чтоб выходить на лед…. До того времени, пока я не оказался в Казахстане. Да-да! Я не гоню! В "Бейбарысе" есть хоккеисты, которые платили тренерам, чтоб те не выгоняли их из команды. К примеру, игрок зарабатывает 3,5 тыщи баксов за месяц, но он дает тыщу тренеру, чтоб оставаться в клубе. Он получает у директора все средства, а позже незаметно передает часть тренеру либо его выгоняют.

Это очередной метод для тренеров зарабатывать на хоккеистах. Знаю, что это незапятнанная правда, потому что читал письмо, которое игрок писал тренеру. Меня даже спрашивали, что делать в таковой ситуации, и я верно слышал: игрок получает X баксов, и он должен дать Y баксов, чтоб не вылететь из состава. Не желаю выдавать хоккеистов, которым приходилось платить, но факт есть фактом. Скажем, он желает посетовать менеджменту, те в ответ делают вид, что ничего не знают и требуют игрока не говорить о этом прессе, чтоб не было заморочек. Директорат разговаривает с тренером, а позже хоккеисту сообщается, что он некорректно сообразил сущность писем, но из-за подозрений в обмане в команде его больше не желают созидать. Вот для вас и коррупция. Стыдоба!

Давайте отвлечемся от денежных вопросцев и побеседуем о другом - обман и мошенничество. Меня употребляли с самого начала переговоров с "Бейбарысом". Я не просил ничего такого особенного в собственном контракте, не считая визы для собственной семьи. Мне произнесли, что Нэнси и Таннер получат их без заморочек. Наиболее того, клуб пообещал, что у спортсменов не бывает заморочек с этими вопросцами, в особенности ежели замешаны детки. Что ж, какого было мое удивление, когда на тренировочном сборе в Латвии я вызнал, что Нэнси и Таннер могли получить лишь трехмесячные визы, потому что мы не были официально женаты. Клуб с самого начала знал о этом, но обманул, чтоб я приехал в тренировочный лагерь и подписал договор. И это еще не все.

По окончании деяния туристской визы Нэнси и Таннеру необходимо было бы лететь в Латвию (через Астану и Москву), что занимает около 9 часов без учета ожидания, поселиться в отеле до того времени, пока их документы будут рассмотрены и одобрены (ежели будут вообщем). Думаю те, кто когда-нибудь путешествовал с небольшим ребенком, может представить, как сложен этот процесс, в особенности ежели для тебя никто не помогает. И ей пришлось бы повторить ту же функцию в конце сезона. Один из игроков «Бейбарыса» столкнулся с таковой неувязкой. Его подруга прождала в Дании практически 6 недель, пока в посольстве одобряли документы. Хрена лысого я бы дозволил собственной семье пройти через это без всяких гарантий на то, что им разрешат возвратиться в Казахстан.

Две остальные препядствия - хоккейные клюшки и жилище. Как я подписал договор, агент который вел эти долбанные переговоры, запросил информацию о размере коньков и длине клюшек. Он произнес, что все нужное будет заказано на последующий день, и в тренировочном лагере я все это получу. Когда через две недельки я прибыл в Латвию, то привез с собой 6 клюшек, издержки на которые клуб обещал восполнить. На самом деле я не получил ни компенсации, ни новейших коньков с клюшками. Пришлось ожидать еще две недельки, пока коньки была доставлена в клуб. Я прибыл в Латвию 27 июля, а средства за клюшки получил лишь посреди октября. Что касается заказа клуба, то он его даже не оплатил. Я связался с представителем компании, которая поставляла клюшки, и мне произнесли, что их никто не заказывал, хотя в "Бейбарысе" утверждали, что все нужное уже в пути. Я получил их посреди ноября спустя 4 месяца опосля обещанного. Наконец-то.

Согласно договору, мне полагалась квартира на всегда деяния соглашения. В Латвии мне произнесли, что у клуба есть нужное жилище для игроков, которым оно необходимо, и мы будем заселены туда по прибытии в Казахстан. В конце августа меня повели на смотрины. В квартире была кухня, спальня и ванная комната. Я попросил квартиру с очередной комнатой, где бы спала моя семья, потому что одной кровати на всех нам бы не хватило. Мне пообещали, что новое жилище будет подобрано немедля, но поиски затянулись. Моя семья прилетела в Атырау в 5 утра 12 октября. Квартиру нашил в 8 вечера предшествующего дня. Я переехал туда лишь в полночь, так что времени на то, чтоб приготовить ее перед приездом было только пару часов. Вы и представить для себя не сможете, сколько раз я просил клуб отыскать мне неплохую квартиру впору, чтоб можно было установить там детскую кровать, закупить продукты и все другое.

Учтите, что 11 октября мы прилетели с гостевого матча. И новенькая квартира мне также не приглянулась, потому клубу пришлось находить еще одну, которая была лучше. Там было чище и спокойнее для малыша. Удобство обошлось мне в излишние 100 баксов в месяц. В клубе произнесли, что я должен оплачивать разницу в стоимости квартиры, потому что на аренду из бюджета выделено только 400 баксов. В контракте о этом не было сказано ни слова.

Квартира, в которую я переехал, была довольно крупная, но грязная, и она не отвечала мельчайшим эталонам сохранности. Мне обещали детский манеж и особый стул для Таннера, но в итоге пришлось брать это самому. В клубе произнесли, что это не самые неотклонимые вещи для жизни и оплачивать не стали. Еще бы… моему 14-месячному отпрыску не надо место, где бы он мог поспать либо поесть. У нас были две кровати (по сути диваны с матрасами). Я попросил нормальную кровать, но мне произнесли, что их не могут отыскать, хотя на клубной базе была целая комната с подходящей мебелью. Для чего мне лгали? Не считая того, у нас не было одеял, лишь два пододеяльника. Я попросил клуб приобрести моей семье одеяла, но услышал в ответ, что должен хлопотать о этом сам. Каждую недельку в квартире не было электро энергии по несколько часов, а жгучая вода могла пропадать на недельки. Вода из крана была коричневой. Я попросил клуб отыскать мне другое жилище, но получил отказ. Когда начались дождики и снег, вода протекала в здание через стенки и текла на пол. Я просил поправить это. Хоть бы что.

Знаю, для вас покажется, что я нытик, и некие вещи не похожи на правду, но поверьте, все это происходило с нами из недельку в недельку. Игрокам приходилось решать массу заморочек, а клуб ожидал от их идеальных результатов. Но понятно, что ежели спортсмена отвлекают посторонние дела, ему трудно сосредоточиться на льду, потому что он повсевременно задумывается о том, что необходимо сделать опосля игры. Логично, что результаты «Бейбарыса» были ужаснее, чем ждало управление. Хоккей в Атырау был безнадежен из-за отвратительного менеджмента, который не помогал хоккеистам решать препядствия. В особенности тяжело было легионерам, а для местных и российских ребят все эти вещи как как будто были в порядке вещей.

В городке было много бездомных собак, лошадок и остальных животных. В 15 шагах от двери собственного дома я наткнулся на отрубленную ногу лошадки, а ведь детки гуляли на улице целый день. В нашей раздевалке были скорпионы, которые зарывались в сумки и восхищали нас, когда мы собирались на выездные матчи. Грязная туалетная бумага выбрасывалась в корзины, а не в унитаз. Около банкоматов дежурили сторожи с автоматами. Любая машинка в Атырау была возможным такси, потому что все водители давали прохожим подвести их. Нам поведали историю о том, как годом ранее несколько игроков изловило такое вот «такси», где их ограбили. В магазине, расположенном недалеко от нашего дома, иностранцев повсевременно пробовали надуть и обсчитать. Я как-то изловил их за сиим и показал, что сумма на чеке превосходит сумму за продукты, которые были в моей сумке. Остальных игроков обманывали с кредитными картами, снимая средства за сервисы, которые те не заказывали. Как как будто весь город погряз в обмане и коррупции.

Я уже говорил в собственном блоге за тем, как в клубе наблюдали за игроками. С течением времени лучше не стало. Я не говорю о том, что нам запрещали есть кетчуп, пить содовую и употреблять алкоголь, но хоккеистам также говорили, когда необходимо идти спать и что делать в дни «необязательных» занятий. Я ставлю «необязательные» в кавычки, потому что, на самом деле, они были неотклонимыми. Если б мы не приходили на их, а предпочитали восстанавливаться дома, это выставлялось, как эгоизм и неуважение к команде. Видимо, занятий по 10 часов в день было недостаточно.

Кое-что о остальных увлекательных вещах, вроде дресс-кода, разогревочных занятий и мелочей, касающихся игры. За день до матча и в день игры мы были должны соблюдать дресс-код, но в один прекрасный момент два наших игрока пришли на завтрак не в тренировочных костюмчиках. Их оштрафовали на 50 процентов от зарплаты. Да-да, 50 процентов. Зарплата 1-го из их составляла 8000 баксов. Отдав 4 тыщи, он никогда не забудет о тренировочных брюках. Догадайтесь, куда ушли эти средства?

До еды нас кормили чрезвычайно плохо. В один день у нас была игра в 14.00, и все, что получили игроки до матча, была тарелка овсяной каши в 9 утра. Я попробовал донести до тренеров, что этого недостаточно, но они считали по другому. Нам нельзя было разговаривать вместе во время разминок. Мы бегали и делали упражнения молча, с нахмуренным лицом. Серьезно. Мне показалось, что ухмылка это грех в Казахстане. Там никто не улыбается. На стенках нашей арены были фото узнаваемых спортсменов. У 1-го парня на шейке было 7 медалей и такое выражение лица, как будто бы его собаку лишь что сбил поезд. Нам нельзя было пить кофе перед игрой, и в то же время доктора разрешали есть безмерное количество пилюль. Как-то меня попросили зайти в тренерскую, где произнесли, что музыка в раздевалке мешает игрокам концентрироваться на игре. Я никогда не слышал ничего подобного не лицезрел раздевалку, где было бы тихо. И да, все травмы и задачи со здоровьем лечились с помощью шприца и капельницы с неизвестным содержимым. Ежели у мужчин болела голова либо мускулы, доктор делал им укол с "витаминами".

Регламент нарушался повсевременно. Мы игрались за Кубок Казахстана сначала сезона. Это турнир, в каком участвуют все команды лиги. Фаворит удерживал бы трофей в протяжении сезона до того времени, пока не определился бы фаворит страны. Но для роли игроки должны были подписать контракты лично, а позже заверенные клубом документы передавались по факсу в Федерацию хоккея страны. Что ж, наш директор не сумел приехать на этот турнир, и я лично лицезрел, как тренер поначалу практиковал подпись на салфетке, чтоб она совпадала с директорской, а потом подписал все нужные документы. Но это еще не все.

За четыре месяца, что я провел в Казахстане, наши контракты пересматривались 5 раз. Нам так не произнесли честно, для чего это делалось, а говорили, что необходимо поправить какие-то числа, даты по требованию правительства. И для чего кому-то в правительстве пригодились наши контракты? Нам говорили, что новейшие контракты нужно поновой подписать и выслать в Федерацию, по другому она не допустила бы нас до матчей. Естественно, все документы были на российском, и я, как и несколько остальных игроков, отрешались их подписывать до того времени, пока мы бы не получили перевода. Итак вот, я не подписал ни 1-го документа, и все равно не был дисквалицирован. Догадайтесь, почему?

Несколько местных игроков, которые по сути российские, но сделали для себя липовые казахстанские паспорта, произнесли мне, что основной тренер контролирует и их зарплаты, и документы. Он делает это для того, чтоб никто не ушел из команды самовольно. Когда мы уезжали на выездные матчи, игроки получали свои паспорта, но по возвращении отдавали их обратно. Контроль за их средствами также был на тренере. Он давали игрокам какую-то сумму, а за остальными смотрел. А вот еще одна история. Кто-то подписал договор сначала сезона перед тем, как присоединиться к команде. Скоро его отчислили, а когда он заявил, что это нереально из-за работающего договора, ему произнесли, что никаких бумаг по сути нет. Ему показалось. Так и произнесли. Неописуемо!

Я не терпеть не могу Казахстан. По сути, я встретил там множество приятных людей, не все было страшно. У их вкусное мороженое, хорошая пицца… Так, я же упомянул мороженое? Но, в целом, это было худшее решение в моей хоккейной карьере. Я даже в тюрьме питался лучше, даже в тюрьме у меня было больше свободы. Можно огласить, что я отсидел еще четыре месяца в Казахстане, ежели не считать те недлинные перерывы меж десятичасовыми тренировками и неизменной коррупцией.

Когда действующие и уже завершившие карьеру игроки узнали о том, что я пишу о Казахстане, меня забросали сообщениями в Facebook с просьбами продолжать вести блог. Я не мог этого делать, потому что не располагал подтверждениями почти всех вещей. Не желаю прослыть болтуном. Мне необходимы были факты. Но одну историю, касающуюся моей бывшей команды, расскажу. Я получил доказательство с обеих сторон, так что она стоит упоминания. Два года назад «Бейбарыс» играл в плей-офф с "Арыстаном". «Арыстан» был должен получить валютный бонус за выход в кубковую часть сезона, но средств на перелет в Атырау у клуба не было. Тренеры команд пришли к договоренности. «Арыстану» предложили проиграть серию в 4 матчах, чтоб не тратиться на вероятный 5-ый. Если б хоккеисты «Арыстана» ослушались, их бонус пошел бы на оплату самолета. Если б «Арыстан» выполнил условия, то получил бы и бонус, и премию в 1000 баксов из Атырау. Эту историю подтвердили игроки обеих команд.

Я не желал писать ничего отвратительного о клубе и тренерском штабе, хотелось оставаться специалистом и отнестись к данной нам части собственной карьеры с уважением. Я сразу заявил менеджерам «Бейбарыса», что не дозволю им не уважать свою семью и обманывать себя. Мяч был на стороне клуба, и он незамедлительно его бросил. Перед своим отъездом я написал двухстраничную объяснительную, в какой указал, что несчастлив в клубе, и что было бы неплохим решением расстаться по-хорошему. Кто-то из тренеров скопировал несколько абзацей из этого письма, выставив меня неблагодарным человеком. Само собой, там не было ни слова о коррупции, воровстве и неуважении менеджеров к игрокам. В конце концов, я уехал из "Атырау", потому что моя семья была там счастлива. Мы ощущали себя опасно, жилищные условия были страшными, а в клубе процветало поборничество. Крайней каплей для меня стало решение директората урезать зарплату игрока на 50 процентов за "нехороший хоккей". Из-за травмы этот юноша провел в ноябре лишь 4 матча, но дома у него была беременная супруга. «Бейбарыс», уважай собственных хоккеистов и веди себя достойно.

Мы сами отвечаем за свои решения. Я знаю это на личном опыте. Мне пришлось провести 65 месяцев в тюрьме за то, что я сделал в возрасте 23 лет. Я сам отвечаю за то, что принял дурацкое решение подписать договор с клубом из Казахстана, но уж больно неплохи были средства. Очень неплохи, чтоб это было правдой. Я делюсь своим опытом с иными игроками, чтоб они не повторили моей ошибки. Не бегайте за большими средствами, и ежели что-то кажется очень неплохим, вероятнее всего, это лишь кажется. Именуйте меня избалованным ребенком, но знайте, что из "Бейбарыса" ушли уже 7 игроков, а еще двое собираются свалить оттуда в последнее время. Я усвоил, что ежели ощущаешь запах дыма, то там есть и огонь. Что ж, звоните пожарным, потому что это долбанное место скоро сгорит дотла.

Примечание блога «Эпицентр».

Официальное заявление клуба «Бейбарыс»: 03.12.13 г. Майк Д. обратился к управлению Клуба о преждевременном расторжении Договора по семейным происшествиям (в связи с заболеванием отпрыска). Клуб пошел на встречу игроку, досрочно расторгнул Договор, в это день Майку Д. произвели все нужные выплаты и 04.12.13 г. он покинул размещение команды.

Столкнувшись на практике с нечистоплотностью уволившихся служащих, Клуб, как и почти все остальные организации, опосля выплаты всех причитающихся сумм берет с служащих расписки, что бы избежать схожих недоразумений".