Ноябрь
Пн   2 9 16 23 30
Вт   3 10 17 24  
Ср   4 11 18 25  
Чт   5 12 19 26  
Пт   6 13 20 27  
Сб   7 14 21 28  
Вс 1 8 15 22 29  






Эксклюзивное интервью с хавбеком 'Спартака' Ромуло

О различиях в работе тренеров в России и Бразилии, ценности трофеев и вере в бога - в интервью бразильского полузащитника «Спартака» Ромуло.

С бразильцами говорить по-испански - одно наслаждение. Твоих грамматических ошибок они не замечают, не говоря уже о шероховатостях произношения. При всем этом всё соображают и непревзойденно изъясняются, говоря взвешенно, не очень быстро и точно подбирая слова. Ромуло, к примеру, в один момент специально тормознул, чтоб вспомнить необходимое словечко, а через мгновение спохватился: «Так ведь оно и по-португальски практически такое же»…

Но самое основное - воспоминание, которое производит этот совершенно ещё юноша своими суждениями. Не формулировками, фразами либо даже мыслями, а конкретно суждениями. Все 20-25 минут, что идёт беседа, не покидает чувство, что ты слушаешь юного проповедника. Он не открывает Америк, не блещет афоризмами, он просто говорит обо всём глубоко и здраво.

- Поверьте, за вас чрезвычайно переживали болельщики, чрезвычайно скучали, чрезвычайно ожидали возвращения. Тяжело представить, как для вас было тяжело провести целый год без возлюбленного дела…
- Это не опишешь словами. Это не попросту тяжело, это страшно. Но я за это время понял, что травмы и длительное восстановление тоже могут быть частью нашей профессии, нашей работы. От этого не застрахуешься.

- Какой период труднее - в 1-ое время опосля травмы, когда понимаешь, что влип навечно, либо, напротив, крайние месяцы, когда эта жизнь без футбола совсем надоела?
- Оба сложны. Когда я понял, что за травма, сколько может занять исцеление, было тяжело смириться. Когда оставалось совершенно мало до возвращения, с одной стороны, было легче из-за надежды и ожидания, но психическая вялость от того, что не играешь, чрезвычайно давила. Ещё был непростой период, когда выяснилось, что необходимо делать новейшую операцию. В общем, даже вспоминать не охото.

- Можно огласить, что на данный момент вы уже совсем восстановились? Избавились от испуга, который может появиться опосля серьёзной травмы?
- Не ужас, осторожность - да, это пока ещё есть. Но неувязка не в ней. Не хватает чувства неизменной практики, в особенности игровой. Мне чрезвычайно охото поскорее набрать форму и начать повсевременно играться. Чрезвычайно жду сезона.

- Побеседуем о наиболее приятном. Титул с «Васко да Гама» - Кубок Бразилии - как был принципиальным шагом в карьере? Вообщем, как футболисту принципиально не только лишь проявлять себя на поле, продвигаться в карьере, да и завоёвывать трофеи?
- Мне кажется, ценность трофеев совсем неоценима. Каждый игрок, который выиграл хоть раз трофей, ощутил это чувство победы, триумфа, грезит вновь это испытать. Он становится собственного рода охотником за титулами. Не говоря уже о том, что это важный символ в карьере и в жизни каждого игрока - символ фортуны, верной дороги…

- То, что «Спартак» издавна не выигрывает трофеев, безусловно, тревожит команду. Вы чувствуете время от времени ущербность данной для нас ситуации, эту делему, говорите о ней? Болельщики «Спартака», к примеру, уже утомились отбиваться в дискуссиях от фанатов остальных клубов, которые что-то часто выигрывают.
- Чрезвычайно тревожит. Мы все осознаем, как это принципиально. Не для нас раздельно и болельщиков раздельно, а для нашего единства. Это ведь высшее удовольствие - опосля победы ликовать совместно с болельщиками, чувствовать единство с ними, с городом, в каком за тебя хворают, обдумывать, что ты творишь историю… Мы чрезвычайно ждём этого, говорим о этом на тренировках. Хотя и осознаем, как трудно будет одолеть в этом сезоне.

- А когда титул уплывает из рук, что чувствуещь? Что, к слову, случилось с олимпийской сборной Бразилии в финале. Я был на «Уэмбли», смотрел на поле не осознавал, как это вообщем может быть - не обыграть ту Мексику.
- Вся Бразилия в один глас говорила, что у нас хорошая команда и мы просто должны наконец-то выиграть олимпийское золото. Мы в это тоже верили, и когда матч стал складываться безуспешно, не смогли перебороть чувство, что титул никуда не денется от нас. Было надо, наверняка, серьёзнее настраиваться. Наверняка, нам ещё мало не хватило фортуны.

- Вы верите в судьбу?
- Да. Лишь я уверен, что мы сами создаём свою судьбу. Я верю, что всё, что мы делаем, вся наша работа, тренировки, старания непременно приведут к результату. Необходимо сосредоточиться на своём деле - и судьба отблагодарит тебя.

- А в бога верите? В Бразилии много набожных футболистов. Кака, к примеру.
- Естественно! Сначала я верю в бога. И позже в то, что судьба непременно предложит нам наилучшее из возможного.

- В «Спартаке» на данный момент большая конкурентнсть в полузащите. Ежели получится набрать лучшую форму, ежели всё будет отлично со здоровьем, разумеется, что вы сможете выиграть конкурентнсть на хоть какой позиции.
- Нет, нет, не преувеличивайте. В команде хватает красивых игроков, так что, даже ежели ты в хорошей форме, необходимо чрезвычайно много работать, чтоб побороться за место в составе. Вообщем, мне на данный момент необходимо мыслить о том, чтоб набрать форму, сыграть хотя бы один раз в официальном матче, а позже уже о том, как закрепиться в составе, как выиграть конкурентнсть. В любом случае конкурентнсть - это непревзойденно. Чем посильнее конкурентнсть, тем посильнее игроки и команда.

- А на какой позиции комфортнее всего играться?
- Мне приятнее играться чуток поближе к атаке, но ежели необходимо, я готов играться и в глубине поля. Тренеру виднее, где я принесу больше полезности. Мне нравится играться! А на какой позиции, на данный момент непринципиально.

- Как для вас приятно подключаться в атаку? Гол в полуфинале олимпийского турнира, гол за «Спартак» в ворота «Барселоны» - это просто приятные эпизоды либо вы мечтаете забивать ещё больше?
- Естественно, охото забивать. Это большущее наслаждение для футболиста! Но я не нападающий, мне, чтоб забивать, нужен большой объём работы, ведь в любом случае основное - делать свои задачки на поле. А для такового объёма, чтоб успевать подключаться в атаку не терять свою позицию, нужна безупречная форма. Мне ещё далековато до неё, я пока приближаюсь к ней равномерно.

- Футбольные и тренировочные принципы Карпина похожи на те, по которым вы игрались и тренировались в Бразилии?
- В России и Бразилии чрезвычайно различные принципы работы тренера. Сначала поэтому, что в Бразилии мы играем два матча в недельку, время от времени можем даже три, и у тренеров нет времени заниматься тактической работой. Тут еще больше способностей. Тяжело ассоциировать, каждый имеет свои личные индивидуальности, но я вижу, как Карпин строит свою свою модель, как много занимается стратегией, уделяет время обычным положениям, отработкой композиций в различных линиях. У нас тоже есть тренеры, которые обожают стратегию, но даже у их на это остаётся минимум времени.

- Вообщем, бразильский футбол это что? Неизменная игра с мячом, техника, финты на публику? Либо мы так в Европе думаем из-за стереотипа?
- Нет, естественно, бразильский футбол - это сначала игра с мячом, неизменное желание забить гол. У нас больше импровизации, чем в Европе. В особенности в атаке, где каждый игрок свободен выдумывать что-то своё. При всем этом в обороне практически все тренеры выстраивают строгие, чрезвычайно организованные модели.

- Пару лет назад в «Спартаке» была крупная группа бразильцев, и все вокруг говорили о том, как они обособленны. На данный момент кого ни спроси, все игроки в один глас молвят, что группировок в команде нет. Но всё-таки вы с Кариокой и Жоао Карлосом незначительно сами по для себя, не так ли?
- Для вас все молвят правду: у нас нет группировок. Да, мы втроём нередко ходим вкупе, разговариваем много на своём языке, обсуждаем то, что любопытно и понятно лишь нам, наши бразильские дела. То же самое делают остальные игроки, которых объединяет язык, и это нормально. Но мы все осознаем, как принципиально быть единой командой, как всем принципиально разговаривать со всеми. Я повсевременно изучаю новейшие слова по-русски и по-английски, много говорю по-испански, не лишь поэтому, что так нужно, чтоб всё осознавать, а и поэтому, что это любопытно и принципиально - уметь разговаривать всем совместно. По другому команда не быть может чемпионской, не может чувствовать дух фаворитов. Он возникает лишь, когда люди едины.

- Возникли слухи о вашем возможном уходе из «Спартака» опосля окончания сезона…
- Ежели какая-то информация такового рода попала в прессу, то не от меня. У меня на данный момент одна задачка - играться! Восстановиться, набрать форму, начать демонстрировать собственный наилучший футбол. Ранее удивительно вообщем мыслить о новейших задачках и тем паче о остальных командах.

- Но в перспективе хотелось бы поиграть в ведущем европейском чемпионате, в той же Великобритании, куда вас начали сватать слухи?
- Это неверный подход. Тем паче что меня всё устраивает в «Спартаке», в том числе игра, в которую играет команда, и задачки, которые перед нами стоят. Это всё чрезвычайно любопытно, и думать о смене команды совершенно не время. Другое дело, что агенты, клубы и импрессарио повсевременно ведут свою работу, что-то время от времени и я слышу на этот счёт. Но не обращаю особенного внимания. Я сосредоточен на собственных целях.

- Несколько слов о сборе в Абу-Даби.
- Тут такие шикарные условия для жизни и работы, что постыдно что-то делать вполсилы. И чрезвычайно отлично, что у нас так различные тренировки каждый день. Работаем с наслаждением. Думаю, так и играться в сезоне будем.